суббота, 4 марта 2017 г.

Живинка и грустинка.

Ирина Герулайте
Живинка и грустинка

Есть одна профессия – аранжировщик. Это, конечно, не сваи забивать и не по болотам за уткой бегать (хотя  как раз она ближе к охоте и рыболовству).  Но в этом деле есть и риск, и азарт, и… возможность получить редкие впечатления. И сейчас я все это покажу.

 Когда я начала трудиться в данной сфере, то мне удивительно везло на интересных клиентов, это была настоящая вереница образов. Далеко не каждый театр может похвастаться таким разноплановым репертуаром, какой имела честь отсмотреть я.
Будни нашей замечательной студии «Пиноккио», культового места в Екатеринбурге, были периодически овеяны «полетом над гнездом кукушки». Любопытный клиент шел косяком. Нет, были и вполне вменяемые, приличные заказчики...

Итак, под номером первым идет композитор. Человек большой души, очень порядочный, хороший. Но были в нем такие, так сказать, особые нотки, которые оказали на меня сильное впечатление. Его произведение, романс, нужно было переложить для рояля и камерного ансамбля, что я и сделала, имея под рукой рабочую станцию «Роланд».
Все было хорошо, пока я не уехала в командировку. Надо сказать, что помогал мне в аранжировочном деле известный звукорежиссер, работавший с группами «Чайф» и «Курара»,  Игорь Воробьев. О нем стоит написать отдельное эссе. Да, пожалуй, даже повесть.
Так вот. Я была в командировке в Ирбите, на мотоциклетном заводе «Урал», так как имела честь писать об этом замечательном предприятие. Стою я возле памятника мотоциклу «Урал», фотографируюсь, и потрясающее зимнее  небо хрустальным светом осеняет ирбитские снежные просторы. И вдруг – звонок на мой сотовый под названием «Нокия 3310». «Ира, - нервно говорит Игорь, - тут траблы возникли! Композитор говорит, что в оркестровке он слышит телефонные звонки. Что будем делать?!».
 Я напряглась. Не помню, чтобы звуки телефона, а они, в принципе, есть в «Роланде» были использованы в аранжировке. «Он просит убрать звонки, а еще поставить треугольник в 16, 17, 22 и 33 и 54 такты», - с ужасом говорит мне Воробьев.

Тут я уже окончательно взвилась. «Какой треугольник? Его нет в партитуре. Какие еще звонки?! В конце концов, если композитор  ждет важного звонка, то при чем тут наша аранжировка? И вообще я в Ирбите, на выезде. Треугольник в 16, 17 и прочих тактах отменяется»
Воробьев соглашается и культурно клянет композитора. По возвращению все наладили, но этот звонок у памятника мотоциклу как сейчас у меня в ушах… Вот что значит дотошность!

Одна клиента прискакала (иначе не скажешь) в студию крайне радостная  – она недавно посетила семинар на женскую тему. И ее сразу посетило вдохновение! Ненадолго, но крепко. Она начитала мне стихи. Ну и сумбур. Там и звезды, и море, и Бог, и любовь – но сплошным ровным потоком сознания. Бессвязно-бредово. И речь ее точно также лилась и лилась. Без перерыва, час! Она сочинила стихи и ей теперь срочно, прямо сейчас, нужна была музыка.
 «Что ж, вот вам музыка» - сказала  я и попробовала наиграть. В итоге вышло нечто милое. Видимо, ее так сильно раскачало, что она передала мне свой восторг.  А именно: восторг от того, как женщина может и должна быть прекрасна, как хороша она, человек с большой буквы Ч и как искренне рада жить на этой земле!

В целом сама тема мне нравится. И я голосую за подобный взгляд на мир.  Но тут вышла загвоздочка. Музыка придумалась,  я ее записала.  Однако после первого в
изита клиентка исчезла и больше не приходила. Наверное, она уехала на другой семинар. С одной стороны, я выдохнула – неизвестно, что бы ей еще пришло в голову.  Может быть, она предложила бы мне писать музыку на вершине 20 этажного дома, в самый ветреный день в 5 утра  – клянусь, от нее тогда шел такой посыл! Нет уж, пардон. Так что нет клиента – нет траблов, как говорит наш Игорь Воробьев.

Еще один любопытный «гусь лапчатый» пришел к нам в студию  с заказом на песню шансон. Правда, шансон с эдакой «православною начинкой». Представьте себе: текст про голубей,  про зону, про батюшку, колокола. «Голуби, летите вверх над зоной! Батюшка, ударь в колокола!!!»
Тогда я поняла, что не любой заказ я в принципе возьмусь делать. Есть все же некоторые ограничения. По крайней мере, у меня точно. Дудки, пишите сами про своих голубей, я тут ни при чем.

Не так давно ко мне собирался прийти очередной клиент. Он попросил сыграть партию рояля в его бардовской песне. Мне почему-то сразу стало неуютно от заказа. Когда я попросила парнишку разнообразить гармонию (песня неплохая, но по музыке  однообразная) он мне заявил: «Я ведь за этим и прошу вас сыграть на рояле – нужно просто попадать в такт!». То есть он про Фому, а я ему – про Ерему, и  нет конценсуса меж нами и взаимопонимания. Поэтому и начинающим, и продолжающим аранжировщикам мой посыл  – если чувствуете, что ваш «внутренний гусь», образно говоря, шепчет: «Не связывайся! Огребешь!!», слушайте его, пожалуйста. Свобода творчества -  ценная вещь. И ее надо бы отвоевывать.


4 марта, 2017

Комментариев нет:

Отправка комментария