воскресенье, 7 апреля 2019 г.

Перевернутая книга


                                      
                                       Ирина Герулайте

                                   Перевернутая книга

                                                   или

                              Как превратно читать человека


Друзья, вы когда-нибудь видели, как создаются штампы?! Нет, не те, что в паспорте, а другие – штампованные представления о людях, явлениях? Как они «понавешиваются» и висят флажками, пока мы не уберем их твердой рукой?

Мне повезло увидеть этот процесс, что называется, воочию. И доложу я вам, что давно мне не было так и весело, и грустно, и захватывающе. По этим дорожкам стоило пройти, чтобы потом проторить хорошую широкую дорогу. Без стереотипов.

Начну издалека. Вероятно, профессиональное любопытство и интерес к людям на моем лице есть всегда. И порой я не успею еще вопрос задать, как человек уже рассказывает о своей, так сказать, судьбинушке. Да обо всем, что в душе творится. Но в итоге я все же научилась этот поток останавливать.

И вот он, один из феноменальных стереотипов – быть уверенным, что абсолютно все ваши дела интересны другому!  Такое бывает, но  редко. Разве что с очень близкими людьми, которые прошли с вами огонь и воду. Тут без вопросов – и послушаем, и посмеемся, и погрустим. А в большинстве случаев не стоит ни слушать, ни самому «выливать» ушат всего того, что с вами случилось за последние несколько дней. Мне видится, что для начала эти события надо в себе прожить, сделать выводы, а уж потом, возможно и поведать друзьям – тогда ваше лицо будет приятным и человеку с вами будет интересно. А не ужасно. Наверное, это хорошо – уважать пространство другого человека.

И еще одно рождение штампа - буквально прямо на глазах. Едем мы с одним товарищем, а он говорит мне комплимент. По поводу одного моего музыкального произведения. Мол, там есть одно место, очень красивое.

Я тут же зажмурилась и сказала мечтательно: «О да! Писалось это в хорошем настроении!».  И представьте себе, еще не дослушав меня, он бодро заявляет: «Я же сказал тебе комплимент, а ты говоришь что мол, неужели вся остальная песня отстой?». Я даже подумать не успела, как он сделал вывод. Наверняка он изучал какую-то домашнюю психологию, и был уверен, что никто из женщин вообще не умеет принимать комплименты.

Даже такие уверенные в себе люди, как эстрадные артисты, джазмены иногда попадают в «пилораму» штампов. Много раз я слышала устойчивое мнение, что эстрадник или джазмен – человек поверхностный. А уж на фоне  академических музыкантов – просто простак.  И я не знала, как реагировать на это. Потому что среди так называемых «академистов», с которыми я общаюсь,  и правда много друзей и коллег с очень высоким уровнем интеллекта. 
Но вот в чем парадокс – побывала я на одном мощном концерте в джаз-клубе. И почему-то в именно в этот раз, может, потому что я погружаюсь сама в джазовые образы, много слушаю и играю джаз, мне стало ясно, что это закостенелый штамп. Это высокотехничная, вдохновенная и сложная музыка. И хороший джазмен нисколько не уступает в полете мысли академистам. Так разбился вдребезги и этот штамп.

 В общем, все эти дешевые упрощения возникают из-за нашей невнимательности. Из-за скоропалительных выводов, когда ты до конца не изучил вопрос. А еще - из-за концентрации только на себе. Исключительно на своих целях. Но если бы мы имели честь отнестись внимательно к человеку, с которым говорим, то стереотип бы просто не возник.  А для этого и надо быть внимательным. Иногда даже слишком, как было в моем случае.

Как мне сказала одна дама, тяжелая и вредная, с которой нам довелось колесить по области по журналистским делам, когда увидела, что я зажигаю свечку в нашем гостиничном номере: «Да какая же, деточка, у тебя сложная жизнь, раз ты свечку жжешь!».  Я тогда подумала: «С  таким редактором жизнь и правда может стать трудной. Вот я и принимаю меры». И не видела дама, что со стороны она выглядела настоящим «монстром», который, кстати,  позже показал свое лицо. Дама была уверена, что она – приятнейший и милый человек. Может быть. Но я со стороны как-то почувствовала другие ее свойства, лицемерие, например.  И свечка, в принципе, была не лишней. Тут мое внимание оказало бесценную услугу – если чувствуешь неладное, то лучше быть в форме.

Конечно, этот период такого уж пристального внимания проходит, когда мы сами, да и мир вокруг становится явно дружелюбней. Но создать стереотип или следовать ему – значит быть «в узком коридоре».

А бывают еще другие штампы. Выглядят они так. Если человек рассуждает по уму да разуму, мы можем ему приписать так называемое… «негативное мышление»! Честно говоря, я не уверена, что такое мышление вообще существует. Потому что понимание ситуации еще не говорит о том, что ты планируешь дать ей самый худший ход. Вовсе нет. Просто ты готов и к тому, и к другому. И не так наивен, как мог бы.

Как те индейцы, которые всегда воскуривали трубку Мира, чтобы Бог помнил о них. Неважно, какое время у тебя – благоденствия или бедствия, обращение к Небесам – оно естественно и никогда лишним не будет. Или обращение к уму-разуму, что тоже весьма полезно.
Или еще. Из серии очень популярных штампов. Считается, что родня – дело святое. И она, благодаря своему «священному» статусу всегда может вломиться в дверь, неважно – дома ты или нет. Неважно, что у тебя раскалывается голова и запланирована масса дел. Да какая разница! Ведь родственники решили, что надо срочно тебя навестить. 

Стереотип мышления заключается в том, что с родней можно обращаться не как с друзьями, не как с коллегами, а гораздо проще и грубее. Родственная связь дает тебе право не уважать того, к кому ты направился, а также дает право глумиться над временем твоего родственника. 
Хотя выглядит это очень цивилизованно – как же так, мы имеем право делать все, что хотим. И это право нам дается по крови! А когда этот стереотип разрушается, причем ты вполне добродушно говоришь, что «сегодня никак не могу, давайте попробуем завтра» - звучит хор фурий. Ну и пусть себе звучит, надо пробовать уважать свою родню. Может быть, иногда даже больше «церемониться», потому что это те люди, которые связаны с вами кровно. И поэтому, как мне кажется,  их надо щадить и обращаться чутко.
Если мы переворачиваем книгу, вверх тормашками, то, во-первых, ее буквы становятся нам непонятны.  Ведь она – наоборот. Но у меня есть твердое убеждение, кстати, что читать человека не нужно. Если, конечно, вы не психиатр.

Человек гораздо больше, чем книга. Можно пробовать его понять, любить, ловить его волну, чтобы  пришло понимание.  К тому же, даже если следовать этому принципу, «чтения людей» –  верните книгу в нормальное положение. Не переворачивайте ее.  Если мы проявим внимание к тому, с кем общаемся, то нам перестанет казаться, что кто-то «негативно» мыслит, что кто-то будто бы не уверен в себе…
Книга читается в нормальном, не перевернутом виде гораздо лучше - проверено!

31 марта – 7 апреля, 2019

1 комментарий:

  1. "Но если бы мы имели честь отнестись внимательно к человеку, с которым говорим, что стереотип бы просто не возник".
    В точку. Ты привела примеры, когда человек с вниманием относится не к собеседнику, а к своему образу себя - всевидящего, всезнающего.
    Сам таким страдаю порой. Стараюсь искоренять.

    ОтветитьУдалить